Муж на час

Тридцать лет и три года я мужественно сражалась с бытовыми проблемами строительно-технического характера. А потом решила завести себе еще одного мужа. Хотя бы на час.

Мужчины — создания, конечно, восхитительные и имеют, как правило, массу разнообразных достоинств. Но если, скажем, надо течь сантехническую устранить, проводку заменить, утеплить дверь, мебельный модуль собрать? Да просто поклеить обои? На подвиги этого рода способны отнюдь не все. И как быть?

Сервис «развитого социализма»

В советские времена существовали Дома быта. Но спектр оказываемых ими услуг ограничивался ремонтом бытовой техники, цирюльней и пошивочной мастерской. Ну обувь еще там, бывало, чинили. Химчистки существовали. Часовые мастерские. Ювелирные... Вот, пожалуй, и все.

В ЖЭКах, конечно, водились и плотники, и сантехники, и слесари, и маляры, и даже, подозреваю, плиточники. Но качество работ жэковского слесаря оставляло, мягко говоря, желать лучшего. А что касается покраски, побелки и прочего, то хоть в советские времена это все и входило в обязанности жилищно-коммунальных служб, но, вопервых, надо было доказать, что ремонт жизненно необходим, а во-вторых, там была очередь и своей приходилось ждать черт-те сколько.

Выручали теневики. Днем люди работали ну, скажем, на стройках социализма. А вечерами или по выходным калымили. И в общем-то рисковали. Государство, не имея возможности удовлетворить потребность в этом виде сервиса, почему-то и частную инициативу тут не поощряло. И даже к ответственности могло привлечь по статье о незаконном предпринимательстве. Почему-то оно, государство, тогда считало деньги, которые, ну скажем, маляр таким образом зарабатывал, нетрудовыми доходами. Хотя трудиться маляр в свободное от основной работы время мог очень даже вдохновенно. Ну и, конечно, побаивались люди налево ходить.

Помню, мама решила обить дверь. И нашла приспособленного к этому делу мужика. И он обил. И хорошо, и быстро. Но шифровался страшно. Ну и возникала проблема с расходными материалами. Калымщики, конечно, и дерматин для обивки могли принести, и краску для покраски, и алебастр, и цемент, и известку. Но все ж ворованное. Они ж не только калымщиками были, а и несунами, как правило. Но с другой стороны, в магазинах мало что можно было приобрести. Можно было только достать. По блату. Но у меня как-то не получилось обрасти связями. И я моталась в Москву.

Москва, как много в этом звуке!

Была такая загадка: длинный зеленый, пахнет колбасой. В Самаре ответ знали все: поезд «Жигули» времен развитого социализма. Но ездили то мы в Москву не только за колбасой. Я, например, линолеум там покупала. У меня подружка во Фрязино, и, помню, мы долго с ней искали в столице магазин стройматериалов. Нужен был такой, чтобы там и линолеум был и чтобы он, магазин этот, недалеко от Казанского вокзала находился. Линолеум потом надо же было в Самару отправить. Товарняком. А грузовую машину достать для частной перевозки, да в незнакомом городе, это же тоже целая история.

Нашли. Нашли магазин неподалеку от Казанского. Очередь выстояли. Купили. Тяжелый такой рулон — кухня шесть квадратов, а еще коридор. Но что делать — подхватили «бревнышко» и понесли. Еще как дуры на каблуках. Москва, поди, умирала, на нас глядючи. Отправили линолеум в Самару. А плитку я уже на себе тащила. И обои. Мне тогда дико «свезло»: отхватила германские. Ну и, разумеется, туалетная бумага (тоже в большом дефиците была). И колбаса. Палка. Вареная. Как не протухла? Лето же было. Лето, жара... Но как же я была по приезду счастлива! И, между прочим, не только обои сама клеила. Но и плитка — моих рук дело.

Плитки хватило только на фартук возле мойки — я же не фура. И встал вопрос: на что сажать? Кто-то присоветовал смешать цемент с краской для пола. Послушалась. И «траванулась», конечно. Краска вонючая какая-то оказалась, а возилась я долго. Но села плитка капитально. На смерть! Люди, которые после нас в эту квартиру вселились, хотели ту плитку мою отодрать. Только вместе со стенкой!

Впрочем, им и стена-то та уже была без нужды. Они из моей двушки студию делали — начиналась эпоха евроремонтов.

Любим за золотые руки

У меня очень много претензий к этой эпохе. Очень. Но то, что в Москву за колбасой и стройматериалами я больше не езжу, — это хирургический факт. И если случается протечка крана или начинает искрить и плавиться розетка, я не мучаюсь вопросами — куда бечь, кого звать, а покупаю еще одного мужа. На час. Ну или два. В зависимости от сложности проблемы. И у меня уже есть постоянный. Русланом зовут. Очень подружился с официальным. На почве футбола и шахмат. Ну а я Руслана за золотые руки люблю. И не я одна. Руслан имеет специальное строительное образование и специалист при этом широчайшего профиля. Он и маляр, и плиточник, и каменщик, и штукатур, и плотник. И с сантехникой на «ты»! И с электричеством! Все может. Ну просто все! И на высшем уровне. И не надо напрягаться с покупкой и доставкой исходных материалов. Сам поедет («окушка» у него), все купит, в квартиру занесет и чеки предъявит. А еще и картошки привезет. Дядя Руслана выращивает экологически чистую, и попросишь — привезет и картошки. Обожаю!

Но я его, Руслана, долго искала. Очень долго. И теперь никому не отдам. Ну разве только на час. Хотя и до него мужья этого рода у меня были не сказать чтобы никудышные. И первым был Александр.

Number one

Телефон Александра я нашла в Интернете. У меня начала вонять и греться розетка электрической плиты. А там же страшное напряжение. И я домашних даже близко не подпустила, а набрала в Яндексе «Муж на час», пошла по одной из ссылок и на него, Александра, вышла.

Вообще предложений туча. Только на один тот мой запрос 4 млн ссылок вывалилось. И там даже были такие «мужья», которые предлагали свои услуги круглосуточно. А это очень удобно, потому что ЧП может случиться не только в любую минуту дня, но и в любую минуту ночи.

Цены? Разные — от 300 до 1000. И называется услуга поразному - «Муж на час», «Мастер на час», «Служба домашнего сервиса». И даже по-иностранному — Handyman.

Александр, как и Руслан, ни к какой фирме не принадлежал.Сам по себе работал. И просил не 300 рублей, и не 1000, а 600. Чем меня и подкупил.

При ближайшем рассмотрении оказался человеком 38-ми лет. Но холостым. И пришел ко мне на час, а остался почти на полгода.

Пришел со своим инструментом. Работал не торопясь, но результатом я осталась довольна. И больше уже не рыскала в Инете, а сразу звала Александра. Никакого специального образования у него не было. Вернулся из армии, и один строитель, обшивавший в индивидуальном порядке офисы и прочие нежилые помещения гипсокартоном, позвал его в подсобники. Александр у строителя и нахватался. Сначала по гипсокартону. Потом и по всему остальному. Ну и рассказывал, что Интернет его еще подковал.

Там же тьма всякой полезной для «мужа на час» информации. Настоящие видеоуроки есть. И не только по строительным работам. Но и по сантехническим, электрическим... Короче, поднаторел Александр и стал в свободное от гипсокартона время еще и «мужчиной по вызову» подрабатывать. Когда случались большие заказы по гипсокартону, времени на подработку совсем не оставалось. Но мы с ним пересеклись в момент простоя. А потом как-то я ему звоню, а он говорит, что в Новокуйбышевске. И будет там месяц. Но живет уже третий год. Он там девушку встретил, и они завели семью. А у меня как раз возникла нужда в полочках. И мне пришлось искать нового «мужа на час».

И о перспективах бизнеса

Книжки у меня плодятся со страшной силой. И уже надоели их залежи на полу. И решила я пустить вдоль стен стеллажи. Так появился в моей жизни Геннадий. Почти что ровесник. Работал когда-то на оборонном заводе, но в результате сокращения переквалифицировался. И как и Александр, — самоучка. И тоже работал «про все». Сначала сам, а потом сколотил бригаду. И когда я на него вышла, уже только замерщицкие функции отправлял. Ну и обеспечивал фронт работ материалами. В моем случае полок нарезал, ножки купил, крепеж. Сейчас же и для мебели все детали в открытой продаже — только собирай. Ну мне парни его и собрали. На две стены стеллажи. А пока они собирали, мы с Геннадием пили чай и я про его бизнес расспрашивала.

Он говорил, что предлагает все виды услуг, кроме интимных. «А не домогаются?» — спрашивала, имея в виду нескольких своих молодых приятельниц, отличающихся повышенной пылкостью. «30 процентов россиян — одинокие женщины, — разводил руками Геннадий. — И, конечно, им хочется свою судьбу устроить. Ну и насмотрелись фильмов...»

Бизнес «Муж на час» действительно уже стал предметом искусства. Двусмысленное название бизнеса вдохновляет художников на стихи, рассказы. Анекдотов полно. И вышел фильм. Так и называется «Муж на час».

Там главного героя Андрей зовут. Работает не сам по себе, а в фирме. Ну и приходит к одной матери-одиночке чего-то там починить. А она его как бы случайно чем-то там обливает. Да так сильно, что приходится парню брюки снимать. Ну и закручивается...

— Но со мной, — считает нужным уточнить Геннадий, — никаких таких форс-мажоров не случалось.

И я его понимаю. Человек женатый. Жена — бухгалтером у него в фирме. А он хочет еще и расширяться, включив в спектр предлагаемых услуг починку бытовой техники всех времен и народов. Говорит, что это сегодня одно из самых перспективных бизнесна правлений — починка.

— Кризис, — обосновывает свое утверждение Геннадий, — крепчает, а нефть кончается. И скоро мало кто будет обновы в дом покупать. А все будут все беречь и ремонтировать.

Я этот разговор с Геннадием часто вспоминаю. И всякий раз радуюсь, что Русланом обзавелась.